Соо^к

ТЬ1К а (31§1[а1 сору оГ а Ьоок [Ьа[ вдак ргсксгуо(3 Гог §спсга[10пк оп ИЬгагу кЬс1уск ЬсГогс 1[ вдак сагсГиИу ксаппо(3 Ьу Соо§1с ак рал оГ а рго]сс[

10 таке Ше адогШ'в Ьоокв и15С0УегаЫс опПпс.

11 Ьав вигу1уеи \ощ епои^ Гог Ше соругх^Ы ю схршс атЗ (Ьс Ьоок сШсг (Ьс риЬИс иота1п. А риЬИс иота1п Ьоок опе (Ьа! адав пеуег 5иЬ]сс[ соруг1§111 ОГ щЬове 1е§а1 соругх^Ы 1епп Ьав ехршЫ. \\'Ьс1Ьсг а Ьоок 15 111 (Ьс риЬПс йотат тау уагу соип(гу Ю соип(гу. РиЬИс (Зотахп Ьоокк аге оиг §а1е'А'аув Ю (Ье рав1, гергевепНп^ а адеаКЬ оГ Ьхвйгу, сиИиге апи кпо'А'1еи§е (ЬаГв оЛеп и1Й1сии Ю и15соусг.

Магкв, поиНопв апи оШег та1§1паИа ргевеШ 1п (Ье 0Г1§1па1 Уо1ите 'А'111 арреаг т (1115 Й1е - а гетхпиег оГ 1Ь15 Ьоок'к 1оп§ |оигпсу Ггот [Ьс риЬПкЬсг а ПЬгагу атЗ ГтаИу уои.

Соо§1с 15 ртоиб рагШсг \У11Ь ПЬгапев Ю (И^Шге риЬИс иота1п та1ег1а1в апи таке Лет 'А'1ие1у ассе551Ые. РиЬИс йотат Ьоокк Ье1оп§ ю [Ьс риЬИс апб \ус агс тсгс1у [Ьс1г сикюйхапв. Кеуег(]1е1е55, О115 адогк ехрепв1Уе, во 1п ог»Зег кеер ргоУ1Шп§ 1Ыв гевоигсе, 'Л'е Ьауе (акеп в1срв ргс\'сп[ аЬикс Ьу соттсгс1а1 раг[1ск, 1пс1и(31п§ р1ас1п§ (ссЬпхса! гск[г1с[ю11к он аи[ота[С(3 ^ис^у^11§. \\'с а1во авк [Ьа[ уои:

+ Маке поп-соттегс1а1 изе о/1ке_(Ие5 \\'с (Зск1§пс(^ Соо§1с Воок ЗсагсЬ Гог икс Ьу 1П(31У1(Зиа1в, атЗ \ус гс^исв[ 1Ьа[ уои иве [Ьсвс Шсв Гог регвопа!, поп-соттегс1а1 ршровев.

+ Ке/гтпрХ)т ашотшей ^иегут§ IX) по1 вепи аи1ота[С(3 ^исг^св оГ апу вог[ Соо§1с'в вув[ст: уои агс со11(Зис[111§ гсвсагсЬ оп тасЫпс [гапв1айоп, орНса! сЬагасйг гесо§п1Йоп ог оШег агеав адЬеге ассевв а 1а1§е атои11[ оГ [сх[ Ьс1рГи1, р1савс со11[ас[ ив. \\'с спсоига^с [Ьс иве оГ риЬИс иота1п та(ег1а1в Гог Леве ригровев апи тау Ье аЫе Ю 11е1р.

+ Мтттп аипЬшюпТЪе Ооо§,\е "'А'а1егтагк" уои вее оп еасЬ Й1е еввеп[1а1 Гог1пГогт1П§рсор1саЬои[ [Ыврго]сс[ ат^ Ьс1р1П§ [Ьст Ит^ а(Зи1иопа1 та1ег1а1в (Ьгои^Ь Ооо§1е Воок ЗеагсЬ. Р1еаве йо по1 гетоуе 1(-

+ Кеер и 1е^а1 \\'Ьа[сусг уоиг иве, гететЬег (Ьа! уои аге гевропв1Ые Гог епвиг1п§ [Ьа[ \уЬа[ уои аге ио1п§ 1е§а1. IX) по1 аввите (11а[ ]ив[ Ьссаивс \ус ЬсИсус а Ьоок 111 [Ьс риЬПс йотат Гог ивегв 1п (Ье Ш11еи 8(а(ев, (Ьа! (Ье адогк а1во т Ше риЬИс йотайп Гог ивегв 1п о(Ьег сои]1[псв. \\'Ьс[Ьсг а Ьоок в[1И т соруг1§Ь( уаг1ев Ггот соип(гу соип(гу, ап(3 аде сап'( оГГег §и1(1апсе оп 'А'Ье(Ьег апу врес1Йс иве оГ апу врес1Йс Ьоок аИо'Л'еи. Р1еаве йо по( аввите (Ьа( а Ьоок'в арреагапсс Соо§1с Воок ЗсагсЬ тсапв ![ сап Ьс ивоЗ апу таппсг апу^Ьеге 1п (Ье адогШ. Соруг1§Ь( 1пГг1п§етеп( ИаЬ1И^ сап Ье ^и^(е веуеге.

АЬои( Ооо^е Воок ^агсЬ

Соо§1с'в т1ВВ10п ог§ап1^:с [Ьс №Ог1(^'в 1пГогта[10п ат^ такс ![ ип1усгва11у асссвв1Ыс ат^ ивсГи1. Соо§1с Воок ЗсагсЬ Ьс1рв п;а(^сгв (31ВСОУСГ [Ьс вдогИ'в Ьоокв \уЬ11с Ьс1рт§ аи[Ьогв ап(3 риЬИвЬсгв гсасЬ ПС№ аи(^1спссв. Уои сап всагсЬ [Ьгои§Ь [Ьс Ги11 1сх1 оГ |Ыв Ьоок оп [Ьс №сЬ

а[|Ы111р://Ьоокз.доод1е.сош/|

Соо^к

Это цифровая коиия книги, хранящейся для потомков на библиотечных полках, прежде чем ее отсканировали сотрудники

компании Соо^1е в рамках ироекта, цель которого - сделать книги со всего мира доступными через Интернет.

Прошло достаточно много времени для того, чтобы срок действия авторских ирав на эту книгу истек, и она иерешла в свободный

доступ. Книга переходит в свободный доступ, если на нее не были поданы авторские ирава или срок действия авторских ирав

истек. Переход книги в свободный доступ в разных странах осуществляется ио-разному. Книги, перешедшие в свободный доступ,

это наш ключ к прошлому, к богатствам истории и культуры, а также к знаниям, которые часто трудно найти.

В зтом файле сохранятся все пометки, примечания и другие записи, существующие в оригинальном издании, как ттаиомиттапис

о том долгом пути, который книга прошла от издателя до библиотеки и в конечном итоге до Вас.

Правила использовапия

Компания Соо§1о гордится том, что сотрудничает с библиотеками, чтобы иоровссти книги, исрсшодн1ио в свободный доступ, в цифровой формат и сделать их широкодоступными. Книги, перешедшие в свободный доступ, принадлежат обществу, а мы лишь хранители этого достояния. Тем не менее, эти книги достаточно дорого стоят, поэтому, чтобы и в дальнейшем предоставлять этот ресурс, мы иредириняли некоторые действия, иредотвраш^1юпще коммерческое использование книг, в том числе установив технические ограничения на автоматические запросы. Мы такж:е иросим Вас о следующем.

Не исиользуйте файлы в коммерческих целях.

Мы разработали программу Поиск книг Ооо§1е для всех иа'шзователей, иоэтому исиользуйте эти файлы только в личных, некоммерческих целях.

Но отправляйте автоматические запросы.

Не отправляйте в систему Соо§1е автоматп^1еские запросы любого вида. Если Вы занимаетесь изучением систем матнинного перевода, оптического распознавания символов или других областей, где доступ к болыному количеству текста может оказаться полезным, свяжитесь с нами. Для этих целей мы рекомендуем использовать материалы, перешедшие в свободный доступ.

Не удаляйте атрибуты Соо§1е.

В каждом файле есть "водяной знак" Соо§1е. Он иозволяет пользователям узнать об этом проекте и иомо1ает им найти дополнительные материалы ири помощи программы Поиск книг Сооё1с. Не удаляйте его.

Делайте это законно.

Независимо от того, что Вы исиользуйте, не забудьте проверить :1ак01Н10Сть своих действий, за которые Вы несете полную ответственность. Не думайте, что если книга иерешла в свободный доступ в США, то ее на этом основании могут исиользовать читатели из других стран. Условия для перехода книги в свободный доступ в разных странах различны, иоэтому нет единых правил, иозволяюшдх определить, можно ли в определенном случае исиользовать определенную книгу. Не думайте, что если книга появилась в Поиске книг Соо§1е, то ее можно исиатьзовать как у10дно и 1де угодно. Наказание за нарушение авторских ирав может быть очень серьезным.

О программе Поиск кпиг Сооё1е

Миссия Соо§1е состоит в том, чтобы организовать мировую информацию и сделать ее всесторонне доступной и полезной. Пр01-рамма Поиск книг Соо§1е иомохает пользователям найти книги со всего мира, а авторам и издателям - новых читателей. Полиотекстовый поиск ио этой книге молено выполнить иа ст]>аиице [ЬЪЪр ; //Ьоокв . §оо§1е . сош/ 1

/ /к. ^

<5^

УП^^^^

■> * -

V

У

Н. КУДРЯВЦЕВА.

У

/ ^'*

I

//

VI': < V, I

Р

А/.

^

Съ портрето/лъ и Фанси^и^е автора.

К^ .' -^ 'Ч.

ТОМЪ ПЕРВЫЙ.

И8ДАН1В ТИПОГРАФ1Н А. А. КАРЦЕВА 1Ш10АТ1Р61АП Мщипа 1ш11ТМ11 ктмтанш, А1три1'§П1 ЭтграфШ. Мосвва. Покровка, д, Ёго1юм.

1887.

(101)

ч

с /

/

11етрт> Николаевичъ Кудрявцевъ принадлежитъ къ числу лучшвхъ представителей русской науки и литературы сороко- выхъи пятидесятыхъ годовъ. Имя его гЬг.но связано сътою блестяп^ею эпохой въ исторхи Московскаго университета, ко1 да овъ занялъ первое м'Ьсто между русскими университетами и сделался главнымъ разсадникомъпросв'Ьигстя для всей Рос- С1и. Въ числФ» профессоров!,, которые своими талантами и ученою деятельностью способствовали этому процв^тантю М<сковскаго университета, былъ и 'П. Н. Кудрявцевъ. Изъ его учено литературныхъ трудовъ особенною изв'Ьстностью пользуются два сочиненк: «Судьбы Итал1и* и «Римск1я жен- щины». Кром* того, ему принадлежитъ много повестей разсказовъ, историческихъ монограф1й и критическихъ статей, пом*п1авгаихся въ журналахъ того времени и всегда нахо- дившихъ себ* многочисленныхъ читателей. Съ 1«56 го- да П. Н. былъ однимъ изъ редакторовъ основаннаго имъ, вм'Ьс1'Ь съ М. Н. Катковымъ и П. М Леонтьевымъ, журнала «Русскш В'Ьстникъ » , въ которомъ съ этихъ поръ онъ пом*- щалъ ВС* свои сочинешя историческа!^ литературнаго и по- литическаго содержанхя. Но за исключенгемъ повестей и раз- ск«язовъ, собранныхъ и изданныхъ въ 1866 году, вс* сочинешя Я. 11.,появлявш1яся въ вид* журнал ьныхъ статей, оставались до настоятаго времени разсЬянными по 1^Ьм^> изда В1ямъ. въкоторыхъ первоначально были напечатаны, и вм^сгЬ съ ними д-Ьлались мало помалу библюграфическою редкостью. Русская литература, въ которой уже существуютъ полныя собран1я сочинен1й Грановскаго, Кавелина, Ешевскаго и Со- ловьева, изданныя вскор* поел* ихъ смерти, до сихъ поръ неим'Ёла никакого собран1я учено -литературныхъ трудовъ П. Н. Кудрявцева.

Оъ ц'Ьлью пополнить этотъ проб'Ьлъ въ нашей литера- тур4, предпринято нын* предлагаемое издаше. Но являясь спустя почти тридцать л'Ьтъпо смерти автора, оно не можегь быть П0ЛНЫМ8 собранхемъ его сочинешй. Мнопя изъ нихъ, въ особенности мелк1я литературныя критики, реценз1и и статьи политическаго содержашя, вызванныя тогдашними явмшямл литературной и политической жизни, уже поте-

т

ряли свой интересъ для большинства современныхъ чита- телей. Поэтому ВС* эти статьи исключены изъ настоящаго издан1я. Въ него вошли: «Судьбы Италш», самый капи- тальный трудъ П. Цо и важн'Ьйиня историчесюя и исто рико критическ1я статьи, не утративш1я и теперь своего научнаго и литературнаго значвВ1я; къ нимъ присоедине ны н'Ькоторыя художественныя критики и статьи б10графиче- скаго соде|)жан1я *).

Все издан1е состоитъ изъ трехъ томовъ. Трег1й томъ, который будетъ содержать въ себ'Ь сочинен1е «Судьбы Ита лш*, печатается и вый деч'ъ въ непродол жительномъ времени. Матер1аломъ для первыхъ двухъ томовъ послужили указан- ныя журнальныя статьи*. Он'Ь разм'Ьщены въ нихъ следую* щимъ образомъ:

Въ первомъ том'Ь пом'вщаютсд, прежде всего дв* статьи общеисторическаго содержашя: « О достоверности исторш» и «О современныхъ задачахъ исторш». ЗатЬмъ сл^дують статьи, 0ТН0СЯЩ1ЯСЯ къ древней и среднев'Ьковой исторхи: «Посл'Ьднее время греческой независимости», «Древн^кйшая римская истор1я по изсл'Ьдованш) Швеглера»^ сО сочиненш ш^та^^ято АполлунарШ Сидотйь и «Каролинги въИталш». Изъ нихъ неоконченная монограф1я «Каролинги въ Итал1и» вошла въ это издашесъ прибавлешемъ двухъ статей, сохранив- шихся между бумагами автора и нигд'Ь еще не напечатанныхъ. Къ этой же групп'Ё примыкае1*ь и историко-литературная статья «Дантъ, его в'Ькъ и жизнь», не оконченная авторомъ, но и въ этомъ вид* представляющая н^что цельное. Дал*е, всл*дъ за художественно-литературнымъ разборомъ трагедаи Софокла «Эдипъ царь», иом'Ьщаются два очерка, относящ1еся къ об- ласти искусствъ: «Вельведеръ» и «Венера Милосская».

Второй томъ заключаешь въ себ* статьи по новой ис- торхи, 0ТН0СЯЩ1ЯСЯ къ посл'Ьднимъ годамъ литературной де- ятельности автора: «Осада Лейдена», «Жозефъ Боманартъ въ Итал1и», «Карлъ и «Юность Катерины Медичи». Особую группу въ этомъ ТОМ'Ь составляютъ: «Воспоминаше о Т. Ы. Грановскомъ» и часть его б10графш, напечатанная уже посл'Ь смерга автора, подъ заглавхемъ: «Д'Ьтство и юность Т. Н. Грановскаго».

*) Сочивев1е «Римски хенщины», котораго оосхЕ'ЬАаее ишш1е еце ■»• ходится въ продаже, ве вопио въ вто собрм1е.

о достойрностй йстор".

Достов'^рн'Ье ли становится истор1Я? Записка, представленная въ Академш Наукъ президентоиъ ея гр. С. С. Уваровыиъ 1).

Недавно въ нашей дитератур'6 возникъ вопросъ объ исто- рической достоверности вообще. Уже изъ одного уважен1Я къ имени автора, который принялъ на себя трудъ высказать относительно этого предмета н'Ькоторыя свои сомн'Ьн1Я, мы, съ своей стороны, также не можемъ обойти вопроса, не по- искавъ ему бод'Ье или мен^е удовлетворительнаго разр^шешя. Вопросъ поставленъ: нельзя же литератур^Ь в'Ёчно оставаться при немъ; надобно, чтобъ нашелся и приличный отв'Ётъ на него, и чтобъ рано или поздно д&ю было совершенно очи- щено. Мы беремъ на себя лишь первую попытку.

Признаемся: мы встр'Ётились' съ вопросомъ вовсе неожи- данно; мы не им'Ёли никакихъ предварительныхъ сомн^нШ относительно достоверности исторхи вообще. И откуда бы взя- лись они, иди что могло бы на нихъ навести? Давно суще- ствуетъ наука исторхи; недостатка въ матер1ад'6 н^тъ: наука не сочинила его она нашла его готовымъ во вс^хъ почти эпохахъ, благодаря верному инстинкту человека, который все-

* Напечатано въ „Отечествен пыхъ «^аппсаахъ*^ 1851 г.

I) Подъ атмиъ названхемъ напечатанъ въ Х-мъ „Москвитянина" на 1851 годъ иереводъ мемуара, иредставленваго графоиъ С. С. Уваровымъ въ Импе- раторскую Акаде111ю Наукъ. Тотъ же мемуаръ въ русскомъ перевод'^ пом'Ьщенъ я въ цСовременник'Ь* (^^е 1) на 1851 годъ, подъ другимъ заглав^енъ: „Нодви- гаегся ли виередъ историческая достов^^рвость?" Приводимый м'Ъста я беру нзъ перевода „Москвитянина", хота никто, конечно» не ваиовегь его удовле- творнтеяьнымъ.

2 о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТОРШ.

гда хотЁлъ сохранить для потомства память Д'Ьлъ, имъ ви- д'Ённыхъ или слышанныхъ; матер1алъ растетъ съ каждымъ годомъ, постоянно увеличиваясь не одн'бми только записями новыхъ Д'Ёлъ, но и открыт1Ями древнихъ памятниковъ, кото- рые одна пытливость усердно добываетъ изъ земли и изъ мо- гилъ, чтобъ потомъ передать ихъ съ рукъ на руки друюй^ бо- л^Ье возвышенной пытливости, любящей доспрашиваться смысла у каждаго обломка отжившаго м1ра; иногда однимъ такимъ открыт! емъ вдругъ озарится ц-блая эпоха, ц-Ьлая темная стра- ница истор1и, и тамъ, гд'Ё прежде нельзя было различить ни одной ясной черты, довольно раздельно выходятъ полные об- разы. Между т'Ёмъ критика продолясаетъ работать неутомимо; она какъ-будто соревнуетъ усердаю т-Ьхъ антиквар1евъ-гробо- копателей, которые роются въ землЬ на историческомъ клад- бищ'Ё; она никакъ не хочетъ дать имъ опередить себя и осо- баго рода процессомъ очищаетъ, одинъ за другимъ, всЬ исто- рическ1е памятники, какъ только они становятся ей доступны; ведется постоянный пересмотръ уже добытыхъ результатовъ, д-Ьлается сводъ имъ, и въ то же время идетъ д-Ьятельная разработка новыхъ пр1обр'Ётен1Й, пов'Ёрка стараго новымъ. Жизнь историческая уходитъ все впередъ и впередъ отъ сво- ихъ первыхъ зачатковъ, а тамъ, позади ея, надъ самыми этими зачатками 9 все больше и больше разгарается св'Ётъ, которымъ отражается на нихъ современное знан1е. Наука ощутительно зр-Ьегь какъ по форм*, такъ еще бол-Ье по со- держан1ю; не въ одномъ м-Ьст-Ь, не систематически по приня- тому напередъ плану, производится разработка ея, но изъ суммы всей этой деятельности слагается одинъ огромный ка- питалъ, который весь наука по праву можетъ считать своимъ достоянхемъ, безъ различешя местности, гд* выработана та или другая его доля: ей, безспорно, принадлежитъ всякое историческое изсл^дованхе , будетъ ли оно предпринято на ста- ромъ или новомъ полушарш, лишь бы было написано на чело- в-Ьческомъ язык*, доступномъ анализу и пониманхю. Всемгр- ная историческая библ1ограф1я указатель усп-Ьховъ науки, никогда не пуст'Ьетъ, и страницы ея громки не одними толь- ко заглавхями: во множеств* титлъ и именъ, зд-Ьсь встр*- чаюпщхся и постоянно прибывающихъ, всегда есть несколько такихъ, которыми обозначатся неоспоримый ирхобр-Ьтенхн, сде- ланный вновь въ пользу науки, действительное движете ея впередъ. Немаловажный трудъ принялъ бы на себя тотъ, кто захотедъ бы исчислить вс* открытхя и пр1обретен1я, кото-

о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТ0Р1И. 8

рыми обогатилась историческая наука лишь въ Ородолженхе по- сл^дняго десятил'Ьт1я.

На почв'Ё нев']Ьрной, обманчивой, все больше и больше разступающейся подъ ногами, по м'Ёр'ё того, какъ по ней стараются итти впередъ, какъ могла бы развиться такая об- ширная д'Ёятельность, какъ возможны были бы т'Ь прочные и истинно велише результаты игторическаго изсл'Ьдован1я, которые такъ высоко подняли исторхю въ ряду соврененныхъ знан1й?

И потому еще, казалось намъ, нельзя сомн'бваться въ солидности исторической почвы вообще, что истор1я идетъ впередъ не одна она подвигается дружно, объ руку съ дру- гими знан1ями, ей особенно родственными, и нер'Ёдко пола- гаетъ въ основу ое&Ь ими добытый и утвержденный подоже- н1я, Фидолопя, археология, нумизматика никогда не отказы- вали ей въ своемъ д'&ятельномъ пособ1и, никогда она сама не отрекалась отъ права заимствовать свой св']Ьтъ прямо изъ общаго съ ними источника. Р'Ьдкому филологу не приходилось иногда быть и историкомъ; въ свою очередь историкъ также не считаетъ области филолог1и вовсе ему чужою; напротивъ, иногда онъ совершенно заключается въ этой области, такъ что лишь точка зр'Ьн1Я на предметъ и н']Ькоторыя особенности въ самомъ способ*]^ занят1я, въ пр1емахъ, отличаютъ его отъ прямого филолога. Въ области классической древности, ея истор1и, это даже обыкновенное правило. И Востокъ откры- ваетъ свое прошедшее прежде всего тЬмъ, которые берутъ на себя трудъ ближе ознакомиться съ его языками. Исторгя Е1*ипта тогда только подвинулась впередъ, когда установилось знан1е 1ероглифики. Почти вся внутренняя истор1я старой Ин-» д1и заключается въ санскрит'Ь. Все это, кажется, довольно твердая почва, чтобъ истор1я могла пустить въ ней свои кор- ни и разрастись многов'Ётвистымъ деревомъ, не боясь падешя. Тамъ же, гд'Ь н'Ьтъ бол'бе этой богатой основы, разв'6 истор1я лишена ужъ вовсе своихъ собственныхъ средствъ, чтобъ по крайней м'Ёр^ вести непрерывную л'бтопись событ1Й? и разв'Ё у всякаго покол'бшя историковъ не найдется столько истори- ческаго смысла, чтобъ отличить событхя, д'Ёлающгя эпоху, отъ гЁхъ, который, не выступая изъ ряду, составляютъ лишь необходимое звен'^ въ посл']Ьдовательной ц'Ёпи прочихъ исто- рическихъ явлешй? Не даромъ классическШ м1ръ, умирая, зав'Ьщааъ новымъ покол'ЁН1ямъ свою грамотность: прежде ч'Ёмъ варвары научились чему-нибудь, они ужъ выучились писать

4 о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТ0Р1И.

поглатыни^ и прежде ч'Ёмъ нашлось и'Ьсто дитератур'Ь, у нихъ ужъ была своя писанная л'Ётопись. Можно бы сказать, что н^рвое искусство, которое новая Европа переняла у старой, было искусство писать истор1ю. Начала она, правда, съ Прос- пера, Идащя, 1орванда, но скоро дошла до Григорхя Тур- еваго. Эйнгарда, Ламберта Ашаффенбургскаго. Едва одинъ цриводилъ къ концу свою л'Ётопись, какъ другой уже велъ ее дад'Ёе. Случалось и такъ, что н'Ёсколько рукъ, нисколько не сообщ,аясь между собою, нъ одно и то же время, продол- жали вести перепись событ1й. который совершались въ совре- менности. Не было ни стачки, ни передачи а д'Ьло шло своимъ чередомъ, и истор1я новой Европы не знаетъ такихъ пробйяовъ, отъ которыхъ бы особенно потерп']^а столько не- обходимая въ наук']^ связь между предшествуюп^имъ и посл^^- дующимъ. Оттого и суп^ествуетъ ц*лая наука, что есть для нея вс^^ важн'6йш1я услов1я...

Не изъ круга самой науки сомн-Ьихе въ достоверности ИСТ0Р1Ц могло возникнуть только извне. Но т^мъ не менее наука должна принять къ сведен1Ю всякое основательное воз- ражеше, которое можетъ быть сделано со стороны противъ одного изъ самыхъ первыхъ услов1Й ея существован1я: иначе вся ея обширная деятельность осталась бы подъ сильнымъ подозрен1емъ, какъ не имеющая никакихъ прочныхъ основа- ний и потому совершенно безплодная. Возражен1е, которое мы здесь имеемъ въ виду, получаетъ еще особенный весъ от- того, что за него ручается авторитетъ, давно уже признан- ный въ литературномъ и ученомъ М1ре. Что же можетъ быть сказано противъ принятой наукою исторической достоверно- оти, и вь чемъ собственно поводъ къ сомнен1ямъ въ ней?

Когда спрашиваютъ «достовернее ли становится истор1я?», прилагая этотъ вопросъ къ нашему времени, или правильнее, къ целой ИСТ0Р1И новыхъ временъ, естественно хотятъ ска- зать, что относительно истор1и д1)евняго М1ра считаютъ сте- пень ея достоверности весьма недостаточною. И въ самомъ деле, здЬсь начало сомнен1ямъ. Еще Вильменъ отделилъ ис- тор1Ю древнюю какъ особый родъ, присвоивъ ей названге «гадательной». Авторъ мемуара нисколько не сомневается, что эпитетъ, изобретенный Вильменомъ для древней истор1и, выражаетъ не просто лишь одно изъ случайныхъ ея свойствъ, но главный и существенный ея характеръ, по которому она отличается гораздо более, чемъ по времени, ею изображае- мому. «Нетъ сомнен1я (говорить онъ), «41^' ]1Стор1Я древняхъ

о ДОСТОВ-БРНОСТИ ИСТ0Р1И. О

временъ основана на догадкахъ: она скор'Ёе д'Ьдо в'бры, не* желя обсужден1Я. Зато и вынуждены мы допустить ее едва ли не въ томъ вид'Ь, въ какоиъ иостроиди наиГъ ее поэты, историки и риторы.» («Москв.'» кн. I, стр. 97). ч

Истор1а древности гадательная... Мы впрочеиъ позво- лимъ себ'Ь н^Ьсволько усомниться въ в1;роятности этого подо* жен1я. Для насъ авторитетъ Вильмена не столько р'Ьшителенъ, чтобъ мы могли, на в'Ьру ему, безусловно приложить изобр'Ь-' тенный имъ эпитетъ къ Ц'Ьлой истор1и древняго М1ра. Бк^ть въ ней, безъ сомн'Ьшя, темныя и шатк1я стороны, о кото- рыхъ можно разсу ждать не иначе, какъ гадательно; есть Ц'Ь* дыя отд'Ьдьныя явлен1Я, которыя никакъ не покоряются сид*Ь анализа. Миеодопя древнихъ, не смотря на всЬ усп'Ьхи новой науки, все еще останется загадочною областью, и таинствен- ный сфинксъ, СТ0ЯЩ1Й при самомъ вход^ въ нее, бережетъ еще много тайнъ отъ современной любознательности. Но мы пе- рем'Ьшади бы самыя разнородный вещи, если бъ избрали сфинкса эмблемою для всей древности, взятой въ ц'бломъ ея объеме. Не сознавали бы мы такъ ясно отличхя древней жизни отъ новой, если бъ первая продолжала оставаться для насъ только гадатедьною. Нельзя бол'Ье называть гадательнымъ того, что по крайней м'Ьр'Ь многими своими сторонами стало доступно отчетливому разум'Ьнхю. Даже египетская древность, безспорно самая загадочная изъ всЬхъ, въ наше время едва ли можетъ быть еще обозначаема сполна овоимъ старымъ символомъ, когда уже прочтено столько надписей древняго Египта, ког- да исчислены ВСЁ его династ1и, когда, наконецъ, узнаны н^&- которыя изъ его царственныхъ мум1й, такъ что ихъ можно почти называть по именамъ. Исторхя перестаетъ быть д'Ьломъ одной в'Ьры, когда для нея открывается возможность пов^^рки, а сводъ Эратосеена съ Манееономъ, предпринятый и испол- ненный Бунзеномъ, показы ваетъ, что есть м'бсто пов^рк'Ь даже въ истор1и древняго Египта. Пусть молчаливый сфинксъ упорно остается на своемъ прежнемъ м'ЬстЪ: исторгя начинаетъ уже обходить его и заглядывать дал'бе. Были загадкою Гиксосы и точно ихъ приходилось принимать только на в^Ьру; но за- гадка держалась лишь до гбхъ поръ, пока не хотели подверг- нуть д^Ьло основательному обсужден1ю: допрашивая финик1й- скую древность, Моверсъ показалъ, что есть возможность разгадать и этихъ таинственныхъ пришельцевъ. Еще мен'Ёе можно сказать о классической древности, что она скор'Ье д'Ьло вЪрн, чЬмъ обсужден1я. Отчего же бы она была скор^ дЬ-

,- '

п. Н. КУДРЯВЦЕВА.

С'ъ портретод1Ъ и Факси/ли^е автора.

ТОМЪ ПЕРВЫЙ.

и^Т

"^У*

И8ДАН1Е ТИПОГРАФ1И А. А. КАРЦЕВА 1ши1Г1к|Ц иШРАТ1К1АП Мщмпа Шпшй 1€шпшии, Апуишгш ЭшгмфШ.

Мосжва. ПоЕровка, а« Егорова.

1887.

(Ш)

3 X

Пстръ Николнепичъ Кудрявцева принадлежитъ къ числу лучшихъ предстсявителей русской науки и литературы сороко- выхъи пятидесятыхъ годовъ. Имя его гЬсно с1и18ано сътою блестящею эпохой въ ист()р1и Московскаго университета, ко1 да овъ занялъ первое м'Ьсто между русскими университетами и сд'Ьлался главнымъ ра;^садникомъ просв'Ьщг^тя для всей Рос- С1и. Въ числФ» профессоровъ, которые своими талантами и ученою деятельностью способствовали этому процв'Ьтатю М(:Сковскаго университета, былт> и 'П. Н. Кудрявцева. Изъ его учено литературныхъ трудовъ особенною изв'Ьстностью пользуются два сочинении «Судьбы Итал1и» и «Римсшя жен- щины». Кром* того, ему принадлежит!» много повестей разсказовъ, историческихъ монограф1й и критическихъ статей , пом'Ьп1ав1иихся въ журналахъ того времени и всегда нахо- дившихъ себ* многочисленныхъ читателей. Съ 1«5б го- да П. Н. был7> одним1> изъ редакторовъ основаннаго имъ, вм*с1'Ь съ М. Н. Катковымъ и П. М. Леонтьевымъ, журнала Русск1й В'Ьстникъ » , въ которомъ съ этихъ поръ онъ пом*- щалъ всЬ свои сочинен1я историческагТ) . литературнаго и по- литическаго содержан1я. Но за исключешемъ пов'Ьстей и раз- сказовъ, собранныхъ и изданныхъ въ 1866 году, вс* сочинен1я П. Ы.,появлявп11яся въ вид* журнальныхъ статей, оставались до настояп1аго времени разсЬянными по 1^Ьмъ изда В1ямъ. въкоторыхъ первоначально были напечатаны, и вм'ЬсгЬ съ ними д'Ьлались мало-по малу библ10графическою редкостью. Русская литература, въ которой уже существуютъ полныя собран1я сочиненхй Грановскаго, Кавелина, Ешевскаго и Со- ловьева, изданныя вскоре поел* их1) смерти, до сихъ поръ неим'Ьла никакого собрантя учено-литературныхъ трудовъ И. Ы. Кудрявцева.

Съ ц*лью пополнить этотъ проб'Ьлъ В1> нашей литера- тур*, предпринято нын* предлагаемое издаше. Но являясь спустя почти тридц«ять л'Ьтъпо смерти автора, оно не можетъ быть П0ЛНЫМ8 собран1емъ его сочинешй. Мнопя изъ нихъ, въ особенности мелюя литературныя критики, рецензш и статьи политическаго содержашя, вызванныя тогдашними явмншш литературной и политической жизни, уже поте-

I.-.

|)яли свой интересъ для большинства современныхъ чита- телей. Поэтому всЬ эти статьи исключены изъ настоящаго издан1я. Въ него вошли: «Судьбы Италш», самый капи- тальный трудъ П. Цо и важн1^йш1я историческ1я и исто рико критичестя статьи, не утративш1я и теперь своего научнаго и литературнаго значеЯ1я; къ нимъ присоедине ны н'Ькоторыя художественный критики и статьи бюграфиче- скаго соде|)жан1я *).

Все издан1е состоитъ иаъ трехъ томовъ. Трет1й томъ, который будетъ содержать въ себ* сочинен1е «Судьбы Ита Л1И», печатается и выйдем въ непродолжительномъ времени. Матер1аломъ для первыхъ двухъ томовъ послужили указан- ный журнальный статьи-. Ов'Ь разм'Ьщены въ нихъ сл'Ьдую- щимъ образомъ:

Въ первомъ том'Ь пом'1бш.аютс^ прежде всего дв* статьи общеисторическаго содержан1я: « О достоверности исторш» и «О современныхъ задачахъ исторш». ЗаНмъ сл^дують статьи, 0ТН0СЯЩ1ЯСЯ къ древней и средневековой исторхи: «Последнее время греческой независимости», «ДревнЬйшая римская истор1Я по изследованш) Швеглера»^ «О сочинен1и Ешеъскято Аполлинарш Сидопгйь и «Каролинги въ Итал1и>. Изъ нихъ неоконченная монографгя «Каролинги въ Итал1и» вошла въ это издаше съ прибавлешемъ двухъ статсй, сохранив- шихся между бумагами автора и нигде еще не напечатанныхъ. Къ этой же группе примыкае1*ь и историко-литературная статья «Дантъ, его векъ и жизнь», не оконченпая авторомъ, но и въ этомъ виде представляющая нечто цельное. Далее, вследъ за художественно-литературнымъ разборомъ трагедаи Софокла «Эдипъ царь», иомещаются два очерка, относящтеся къ об- ласти искусствъ: «Вельведеръ» и «Ёенера Милосская».

Второй томъ заоючаеп! въ себе статьи по новой ис- торти, 0ТН0СЯЩ1ЯСЯ къ последнимъ годамъ литературной де- ятельности автора: «Осада Лейдена», «Жозефъ Боманартъ въ Италш», «Карлъ и «Юность Катерины Медичи». Особую группу въ этомъ томе составляютъ: «Воспоминате о Т. И. Грановскомъ» и часть его бшграфш, напечатанная уже после смеши автора, подъ заглавхемъ: «Детство и юность Т. И. Грановскаго».

*) Соч11Вбв1б «Римсш женщины», котораго посл'Ьдаее и9ААн1е еще на- ходится въ продаже, не вопио въ вто собрав1е.

о достойрностй йстор'.

Достов'^рн'Ье ли становится истор1Я? Записка, представленная въ Академш Наукъ президеитожъ ея гр. С. С. Уваровыиъ 1).

Недавно въ нашей дитератур'Ё возникъ вопросъ объ исто- рической достов'Ёрности вообще. Уже изъ одного уважен1я къ имени автора, который принялъ на себя трудъ высказать относительно этого предмета н'Ёкоторыя свои сомн'бшя, мы, съ своей стороны, также не можемъ обойти вопроса, не по- искавъ ему бол'Ёе или мен'Ёе удовлетворительнаго разр^шен1я. Вопросъ поставденъ: нельзя же литератур^Ь в'Ёчно оставаться при немъ; надобно, чтобъ нашелся и приличный отв'Ьтъ на него, и чтобъ рано или поздно д'бло было совершенно очи- щено. Мы беремъ на себя лишь первую попытку.

Признаемся: мы встр'Ётились съ вопросомъ вовсе неожи- данно; мы не им'Ёли никакихъ предварительныхъ сомн'бнШ относительно достов'Ёрности истор1и вообще. И откуда бы взя- лись они, или что могло бы на нихъ навести? Давно суще- ствуетъ наука истор1и; недостатка въ матер1ал'6 н'Ьтъ: наука не сочинила его она нашла его готовымъ во всбхъ почти эпохахъ, благодаря в'брному инстинкту челов'Ёка, который все-

* Напечатано въ ^Отечественныхъ 'Ллппс&тъ*^ 1851 г.

I) Подъ атинъ наввавхемъ напечатанъ въ 1-жъ Москвитянина*' на 1851 годъ переводъ мемуара, иредставленоаго графомъ С. С. Уваровымъ въ Импе- раторскую Авадем1ю Наукъ. Тогь же мемуаръ въ русскомъ перевод']^ пом'Ьщевъ и въ цСоврененник'Ь*^ (?& 1) на 1851 годъ, подъ другпмъ заглав1еиъ: „Подви- гается ли виередъ историческая достов^^рвость?" Приводимый м-^ста я беру изъ перевода „Москвитянина^, хота никто, ионечно» не ра&юветъ его удовяе* творнтельнымъ.

2 о ДОСТОВ-ВРНОСТИ ИСТОРШ.

гда хотЁлъ сохранить для потомства память Д'Ьлъ, имъ ви- д'Ённыхъ или слышанныхъ; матер1алъ растетъ съ каждымъ годомъ, постоянно увеличиваясь не одн'Ьми только записями новыхъ Д'Ёлъ, но и открыт1Ями древнихъ памятниковъ, кото- рые одна пытливость усердно добываетъ изъ земли и изъ мо- гилъ, чтобъ потомъ передать ихъ съ рукъ на руки другой^ бо- л^Ье возвышенной пытливости, любящей доспрашиваться смысла у каждаго обломка отжившаго м1ра; иногда однимъ такимъ открыт1емъ вдругъ озарится ц-блая эпоха, ц-Ьлая темная стра- ница ИСТ0Р1И, и тамъ, гд'Ё прежде нельзя было различить ни одной ясной черты, довольно разд'Ёльно выходятъ полные об- разы. Между т'Ёмъ критика продолясаетъ работать неутомимо; она какъ-будто соревнуетъ усердаю гЬхъ антиквар1евъ-гробо- копателей, которые роются въ земл^^ на историческомъ клад- бище; она никакъ не хочетъ дать имъ опередить себя и осо- баго рода процессомъ очищаетъ, одинъ за другимъ, всЬ исто- рическ1е памятники, какъ только они становятся ей доступны; ведется постоянный пересмотръ уже добытыхъ результатовъ, Д'блается сводъ имъ, и въ то же время идетъ Д'бятельная разработка новыхъ пр10бр'Ётен1й, пов'брка стараго новымъ. Жизнь историческая уходитъ все впередъ и впередъ отъ сво- ихъ первыхъ зачатковъ, а тамъ, позади ея, надъ самыми этими зачатками, все больше и больше разгарается св'бтъ, которымъ отражается на нихъ современное знанге. Наука ощутительно зр-Ьетъ какъ по форм*, такъ еще бол^Ье по со- держан1ю; не въ одномъ м'ёст'ё, не систематически по приня- тому напередъ плану, производится разработка ея, но изъ суммы всей этой деятельности слагается одинъ огромный ка- питалъ, который весь наука по праву можетъ считать своимъ достоян1емъ, безъ различешя местности, гд* выработана та или другая его доля: ей, безспорно, принадлежитъ всякое историческое изсл^дованхе, будетъ ли оно предпринято на ста- ромъ или новомъ иолушар1и, лишь бы было написано на чело- в^ческомъ языке, доступномъ анализу и пониман1Ю. Всемгр- ная историческая библ1ограф1Я указатель успеховъ науки, никогда не пустеетъ, и страницы ея громки не одними толь- ко заглав1ями: во множестве титлъ и именъ, здесь встре- чающихся и постоянно прибывающихъ, всегда есть несколько такихъ, которыми обозначатся неоспоримый пр1обретен1Я , сде- ланный вновь въ пользу науки, действительное движете ея впередъ. Немаловажный трудъ принялъ бы на себя тотъ, кто захотедъ бы исчислить все открытая и пр1обретешя, кото-

о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТ0Р1И. 8

рыми обогатилась историческая наука лишь въ Ородолженхе по- сл'Ьдняго десятил-Ьтгя.

На 0048*6 нев']Ьрной, обманчивой, все больше и больше разступающейся подъ ногами, по м'Ёр'ё того, какъ по ней стараются итти впередъ, какъ могла бы развиться такая об- ширная д'Ьятельность, какъ возможны были бы т'Ь прочные и истинно велиюе результаты игторическаго изсл'Ьдовав1я, которые такъ высоко подняли истор1ю въ ряду современныхъ зиан1й?

И потому еще, казалось намъ, нельзя сомн'бваться въ солидности исторической почвы вообще, что истор]я идетъ впередъ не одна она подвигается дружно, объ руку съ дру- гими знан1ями, ей особенно родственными, и нер'Ёдко пода- гаетъ въ основу се&Ь ими добытыя и утвержденный подоже- н1я, Фидолопя, археолопя, нумизматика никогда не отказы- вали ей въ своемъ д^^ятельномъ пособ1и, никогда она сама не отрекалась отъ права заимствовать свой св']Ьтъ прямо изъ общаго съ ними источника. Р'Ьдкому филологу не приходилось иногда быть и историкомъ; въ свою очередь историкъ также не считаетъ области филолог1и вовсе ему чужою; напротивъ, иногда онъ совершенно заключается въ этой области, такъ что лишь точка зр'Ьн1я на предметъ и н']Ькоторыя особенности въ саиомъ способе занят1я, въ пр1емахъ, отличаютъ его отъ прямого филолога. Въ области классической древности, ея истор1и, это даже обыкновенное правило. И Востокъ откры- ваетъ свое прошедшее прежде всего тЬмъ, которые берутъ на себя трудъ ближе ознакомиться съ его языками. Исторгя Египта тогда только подвинулась впередъ, когда установилось знан1е 1ероглифики. Почти вся внутренняя истор1я старой Ин-» д1и заключается въ санскрит'6. Все это, кажется, довольно твердая почва, чтобъ истор1я могла пустить въ ней свои кор- ни и разрастись многов'Ётвистымъ деревомъ, не боясь падешя. Тамъ же, гд'Ё н'Ьтъ бол'бе этой богатой основы, разв'Ё истор1я лишена ужъ вовсе своихъ собственныхъ средствъ, чтобъ по крайней м'Ёр^ вести непрерывную л'бтопись событ1Й? и разв'6 у всякаго покол'6н1Я историковъ не найдется столько истори- ческаго смысла, чтобъ отличить события, д1Ьлающ1я эпоху, отъ гЁхъ, который, не выступая изъ ряду, составляютъ лишь необходимое звен'^ въ посл']Ьдовательной ц'бпи прочихъ исто- рическихъ явлешй? Не даромъ классически М1ръ, умирая, зав^щалъ новымъ покол'Ён1ямъ свою грамотность: прежде ч'бмъ варвары научились чему-нибудь, они ужъ выучились писать

4 о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТ0Р1И.

поглатыни^ и прежде ч'Ёнъ нашлось и'Ьсто дитератзФ'Ь, у нихъ ужъ была своя писанная л'Ётопись. Можно бы сказать, что нервов искусство, которое новая Европа переняла у старой, было искусство писать истор!ю. Начала она, правда, съ Прос- пера^ Идац1я, 1орванда, но скоро д<»шла до Григор1я Тур- еваго. Эйнгарда, Ламберта Ашаффенбургскаго. Едва одинъ цриводилъ къ концу свою л'Ётопись, какъ другой уже велъ ее дад'Ёе. Случалось и такъ, что н'Ёсколько рукъ, нисколько не сообщ,аясь между собою, нъ одно и то же время, продол- жали вести перепись событ1й. который совершались въ совре- менцости. Не было ни стачки, ни передачи а д^^ло шло своимъ чередомъ, и исторхя новой Европы не знаетъ такихъ про&Ёловъ, отъ которыхъ бы особенно потерп']^а столько не- обходимая въ наук']^ связь между предшествуюп^имъ и посл^^- дующимъ. Оттого и существуетъ ц*лая наука, что есть для нея вс^^ важн'6йш1я услов1я...

Не изъ круга самой науки сомнете въ достоверности исторш могло возникнуть только извне. Но т^мъ не менее наука, должна принять къ сведен1Ю всякое основательное воз- ражеше, которое можетъ быть сделано со стороны противъ одного изъ самыхъ первыхъ услов1Й ея существован1я: иначе вся ея обширная деятельность осталась бы подъ сильнымъ подозрен1емъ, какъ не имеющая никакихъ прочныхъ основа- ний и потому совершенно безплодная. Возраженхе, которое мы здесь имеемъ въ виду, получаетъ еще особенный весъ от- того, что за него ручается авторитетъ, давно уже признан- ный въ литературномъ и ученомъ М1ре. Что же можетъ быть сказано противъ принятой наукою исторической достоверно- оти, и въ чемъ собственно поводъ къ сомнен1ямъ въ ней?

Когда спрашиваютъ «достовернее ли становится истор1я?», прилагая этотъ вопросъ къ нашему времени, или правильнее, къ целой исторхи новыхъ нременъ, естественно хотятъ ска- зать, что относительно истор1и древняго М1ра считаютъ сте- пень ея достоверности весьма недостаточною. И въ самомъ деле, здесь начало сомнен1ямъ. Еще Вильменъ отделилъ ис- торш древнюю какъ особый родъ, присвоивъ ей назван1е «гадательной». Авторъ мемуара нисколько не сомневается, что эпитетъ, изобретенный Вильменомъ для древней истор1и. выражаетъ не просто лишь одно изъ случайныхъ ея свойствъ, но главный и существенный ея характеръ, ио которому она отличается гораздо более, чемъ по времени, ею изображае- мому. «Нетъ сомнен1я (говорить онъ), «чТа''истор1Я Д1>евняхъ

о достов-врности ИСТ0Р1И. о

временъ основана на догадкахъ: она скор'Ёе д'Ьдо в'бры, не* желя обсужден1Я. За то и вынуждены мы допустить ее едва ли не въ томъ вид'Ь, въ какоиъ построили на)|№ ее поэты^ историки и риторы.» («Москв.'» кн. I, стр. 97). <

Истор1а древности гадательная... Мы впрочеиъ позво-" лимъ себ'Ь н^Ьсколько усомниться въ в1;роятности этого поло* жен1я. Для насъ авторитетъ Вильмена не столько р'Ьшителенъ, чтобъ мы могли, на в'Ьру ему, безусловно приложить изобр'6-' тенный имъ эпитетъ къ Ц'Ьлой истор1и древняго М1ра. Ек^ть въ ней, безъ сомн'Ьнхя, темныя и шатк1я стороны, о кото- рыхъ можно разсу ждать не иначе, какъ гадательно; есть Ц'Ь* лыя отд'Ьльныя явлен1я, которыя никакъ не покоряются сил*Ь анализа. Миеолопя древнихъ, не смотря на всЬ усп'Ьхи новой назгки, все еще останется загадочною областью, и таинствен-* ный сфинксъ, СТ0ЯЩ1Й при самомъ вход'Ё въ нее, бережегь еще много тайнъ отъ современной любознательности. Но мы пе-^ рем'Ьшади бы самыя разнородный вещи, если бъ избрали сфинкса эмблемою для всей древности, взятой въ ц'бломъ ея объеме. Не сознавали бы мы такъ ясно отлич1я древней жизни отъ новой, если бъ первая продолжала оставаться для насъ только гадательною. Нельзя бол'Ье называть гадательнымъ того, что по крайней М'Ьр^^ многими своими сторонами стало доступно отчетливому разум'Ьнтю. Даже египетская древность, безспорно самая загадочная изъ всЬхъ, въ наше время едва ли можетъ быть еще обозначаема сполна овоимъ старымъ символомъ, когда уже прочтено столько надписей древняго Египта, ког- да исчислены веб его династ1и, когда, наконецъ, узнаны н^&- которыя изъ его царственныхъ мум1й, такъ что ихъ можно почти называть по именамъ. Исторгя перестаетъ быть д'Ьломъ одной в'Ьры, когда для нея открывается возможность пов^^рки, а сводъ Эратосоена съ Манееономъ, предпринятый и испол- ненный Бунзеномъ, показы ваетъ, что есть м'Ьсто пов^рк'Ь даже въ истор1и древняго Египта. Пусть молчаливый сфинксъ упорно остается на своемъ прежнемъ мЁстЪ: истор1я начинаетъ уже обходить его и заглядывать дал'Ье. Были загадкою Гиксосы и точно ихъ приходилось принимать только на в^Ьру; но за- гадка держалась лишь до тбхъ поръ, пока не хотели подверг- нуть д^Ьло основательному обсуждешю: допрашивая финикхй- скую древность, Моверсъ показалъ, что есть возможность разгадать и этихъ таинственныхъ пришельцевъ. Еще мен'Ье можно сказать о классической древности, что она скор'Ье д'Ьло |Арн, чЬмъ обсуждешя. Отчего же бы она была скор1ю^ дЬ-

6 о доотов'врнооти истоми.

домъ в'Ьры, когда мы до сихъ поръ можемъ созерцать ее на- шими глазами въ ея неумирающихъ пройзведен1яхъ? Отчего же не можетъ быть она и предметомъ обсужденхя, когда уже сана начинала сознавать себя въ своей наук'6. которую по» томъ оставила въ наследство новому М1ру? Какъ бы этотъ новый м1ръ отказался понимать ее, когда онъ въ свой соб- ственный бытъ принялъ мног1е ея элементы? Судимъ же мы о древнемъ искусств*: отчего бы исторхя древнихъ грековъ и римлянъ была мен'Ье доступна нашему обсуждешю? Разв* у нея н^тъ также своихъ ыегибнуш;ихъ памятниковъ? Не толь- ко есть мнопе изъ нихъ до сихъ поръ остаются образцами въ своемъ род'Ь; для иныхъ яашихъ современниковъ они даже 8ам*няютъ ц-Ьлую школу образован1я. Ясности и отчетливо- сти въ изложеши событ1й могли бы поучиться у древнихъ и н^^которые новые историки. Учась у нихЪ; мы впрочемъ нисколько не обязаны принимать отъ нихъ истор1ю въ томъ самомъ вид'Ь, въ какомъ они ее построили, и в'Ёрить имъ лишь н& -слово. Есть для всякой почти исторической эпохи множе- ство ере дет въ поверки начиная отъ руинъ и надписей на камняхъ до монетныхъ изображен1Й; для важнМшихъ эпохъ есть даже по н1;скольку одновременныхъ писателей, изъ ко- торыхъ каждый излагаетъ предметъ по своему собственному воззр'ЁН1Ю. Чего не досказываетъ одинъ, то находимъ у дру- гого. При множеств* свид'Ьтельствъ почти н'Ьтъ м*ста та- кимъ радикальнымъ ошибкамъ, который бы искажали все д^ло и давали ему совершенно превратный видъ. При всемъ разноглас1и партш, которое отразилось и на памятникахъ^ ходъ пелопоннесской войны т^Ьмъ не мен^Ье остается ясенъ^ и въ результатахъ ея едва ли можетъ быть какое сомн'Ьн1е. Демосоенъ защищалъ безнадежное д1>ло и им-Ьдъ упорныхъ противпиковъ и порицателей не въ одной только Македоши, но и въ самой Грец1и, даже между лучшими ея политиками: и однако мы в'Ьримъ его апологистамъ, потому что можемъ обсудить нравственныя достоинства его патр1отическаго по- двига, какъ ни безплодны остались вс* его усил1я. И если историкъ нашего 1-ремени разсуждаегъ о необходимости маке- донскаго владычества дляГрещи, онъ конечно не повторяетъ чужихъ словъ, но д*лаетъ свой собственный выводъ, на осно- нован1и тЬхъ соображен1й, которыя внушаетъ ему знакомство съ политическииъ и нравственнымъ состояшемъ страны въ данную эпоху. Назовемъ ли эти историческ1я соображен1я «догадками»? Но тогда отчего жене сказать и о новой исто-

о ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТОРШ. 7

р]и, что она также «основана на догадкахъ»? Процессъ остается одпнъ и тотъ же, и современный намъ историкъ от- нюдь не бол'Ье обязанъ полагаться на слова древняго писателя, какъ и на изв^^стхя среднев^Ьковаго л'Ётоиисца. А впрочемъ почему же и не пов'Ьрить древнему писателю, пока н'Ётъ осо- беннкхъ причинъ къ сомн'Ънш? Чувство правды, истинности не мен'Ье было знакомо древнимъ историкамъ, какъ и новымъ; могли ошибаться въ воззр'Ьн1и, но этотъ недостатокъ не чуждъ и ихъ ученикамъ, историкамъ новаго времени^ ибо зависитъ отъ общей челов'Ьчедкой слабос'ти. Достов'Ёрность древнихъ историковъ не есть д'Ьло недоказанное. Сколько нспытан1й пришлось выдержать отцу истор1И отъ новой учености, и сколько разъ онъ выходилъ изъ нихъ поб^дителемъ! Отчего же не в'Ёрить писателю^ котораго искренность нич^^мъ не за- подозрена? Скептицизмъ, безъ нужды отрицающШ искренность писателя, равно подорвалъ бы кредитъ и новой исторги, если бъ былъ приложенъ къ ея основан1ямъ. Древнимъ же сверхъ того нельзя отказать въ точности и обстоятельности. По со- временнымъ изв'Ёстхямъ Ббкъ сум'Ёлъ возстановить почти весь политико-экономическ1й бытъ Аеи^ въ известную эпоху. Отчего же хотеть находить этотъ превосходный опытъ, вы* державш1й не одинъ ударъ критики, бол'Ье основаннымъ на догадкахъ, ч^^мъ, наприм*ръ, известную статистическую и политико-экономическую картину Англ1и въ эпоху Стюартовъ, составленную Маколеемъ? Истор1я древности есть точно, во- первыхъ, д']^о в'бры, какъ и истор1я новаго времени; но, какъ и посл']Ьдняя, она выигрываетъ въ достоинств'^ и возвышается на степень науки лишь по м']Ьр']^ того, какъ становится пред- метомъ свободнаго обсужден1я.

Что это „обсужден1е" действительно свойственно исторш древности, то-есть приложимо къ ней, всего лучше доказы- вается плодотворностью новыхъ историческихъ изсл'Ёдован1й на би1ассической почв*. По нашему крайнему разу м^нш, если бъ вся римская истор1я была только д*ломъ в^ры, не критики и зр^лаго обсужден1я, если бъ эти два акта человеческой мысли были неприлолсимы къ ней, отъ насъ навсегда скрылся бы ея велишй внутренн1й смыслъ и то неизмеримое значенге, которое она имела въ общемъ ходе и развитги человечества; тогда и со всею массою своихъ фактовъ, принятыхъ лишь на веру, она не имела бъ для насъ никакой особенной цены: она осталась бы однимъ сборникомъ именъ и событ1й , безъ всякой жввой органической связи. Чтобъ однимъ словомъ обозначить

8 о ДОСТОВЕРНОСТИ истопи.

тЬ огромные усп'бхи^ которые она сд']^лала посредствоиъ кри- тики и приложеннаго къ ней историческаго обсуждешя, до- статочно назвать одно великое икя Нибура. Но на самомъ этомъ имени останавливаетъ насъ новое возражен1е.

„Прилагать ко временаиъ отдаленнымъ нов'Ьйшую критикуй (про- должаетъ авторъ менуара) „д:к10 такой учености, въ которой отдаютъ себ:Ь отчетъ одни посвященные въ науку; но есла смотреть на истор1Ю со стороны ея отношен1й ко всему образован1Ю, какъ духовной пищ:Ь для большинства, если вид'Ьть в^^» ней ц-бль предашй, переходящнхъ изъ рода въ родъ и навсегда запечатл^^вающихся въ памяти народовъ, нетрудно, по моему, удостов:Ьриться, что для нихъ услов1я новой исто- р1И т^^ же, что услов1я древн']^йшей для ученыхъ. Челов'Ьческому уму, склонному къ синтезу, прирожденъ инстннктъ стремиться къ положи- тельному въ пр1обр4тепныхъ познашяхъ и охотно подчиняться утвер- дившемуся мн4нш, хотя бы условному. Къ чему повели огромные труды Нибура, который безъ малгбйшихъ, да и невозможныхъ, возражетй разрушилъ вс^ основашя римской исторхи? Они заняли трудолюбивые досуги весьма ограниченнаго числа критиковъ, заслужили яхъ одобре- ше и только... Въ чемъ результатъ критики Вольфа на Гомера, этой во вс*хъ отношетяхъ удивительной критики, гд4 даровигЬйппй изъ издателей Гомера такъ победоносно подвергаетъ ученому разложетю со- мнительную личность по^а, очистивъ предварительно его текстъ? Ни одннъ филологъ не осм'Ьлится бороться съ Кольфомъ; но посл'Ь столь- кихъ ученыхъ работъ, оставшихся безъ отв:Ьта, вопросъ не подвинулся ни на шагъ: ни Ромулъ, ни Гомеръ не вычеркнуты изъ списка людей, некогда жившихъ; они живутъ въ воображеши большинства, какъ будто бы эти два критика и ничего не писали. Самые ученые, свйд'ЬтелЕ безуспешности или малоуспешности этого строгаго приложетя анализа, казалось, усумнились въ пользе обширныхъ изсл^довашй. Въ ихъ гла* вахъ Гомеръ все-таки Гомеръ, жилъ ли онъ когда или п^тъ; для нихъ неважно представляетъ ли это слово школу, или оно имя одного чело- века, автора Ил1ады. Точно также мужи истинной науки, когда восходятъ къ началу Рима, не раздумывая употребляготъ обычныя формы истори- ческихъ данныхъ: они не позволяютъ себЬ педантически отвергать все предшествующее пуническимъ войнамъ и не колеблясь говорятъ о Нум^ ц Горац1и Коклесе, какъ говорятъ о Гомере и о предашяхъ, связан- ныхъ съ его дменемъ. И, конечно, не найдется ни одного ревнителя науки, который бы не предпочелъ дюжины неиздапныхъ стиховъ Ил1- ады, или отысканной страницы Тита Лнв1Я всевозможнымъ критиче- скимъ пыткамъ, разрушаюпцимъ существовате поэта или подлинность историка" (стр. 98—99).

На Нибура хотели мы указать какъ на самый блистатель- ный образецъ того, какъ, при необход имомъ услов1и ума и таланта, можетъ быть сильна историческая критика, даже приложенная къ весьма отдаленной древности, и какъ благо- творны могутъ быть въ наук^Ь результаты критическаго ана-

о ДОСТОВ'ВРНОСТИ ИСТ0Р1И. 9

лива. Частш) сюда, бы могла итти и критика Вольфа, прило- женная къ древнему греческому эпосу. Намъ указывають, на<* противъ, на Блбура и Вольфа какъ на прим^Ьръ совершенной бевалодностн критическаго анализа въ приложен1и къ древ- ности. ^Трудно согласиться при такой противоположности мн'Ьшй!

Намъ однако дорого наше мн^Ьнхе, какъ мн^Ьте бол^е или мен'Ье связанвое. съ движен1емъ науки, ея усп1^хами, и мы пока еще не видимъ никакихъ особенныхъ причинъ отсту- питься отъ него. Мы привыкли дорожить не однимъ только именемъ Нибура мы дорожимъ еще бол'бе т^Ьми великими заслугами наук'Ь, который обозначанкгся этимъ именемъ, и уступимъ ихъ не даромъ, но разв'Ь только. ц'Ёною противопо-^ ложнаго уб&кден1я, отъ котораго, признаемся, въ настоящее время мы весьма далеки. Но уже самая потребность защиты своего мн^н1Я налагаетъ на насъ обязанность опровержетя противоположнаго, и это посл'Ьднее д1;ло мы считаемъ въ на* стоящемъ случа'6 тФмъ бол'Ье необходимымъ, что безъ него намъ никогда не удалось бы утвердить и первое, бол'Ье об-, щее положеше о приложеши анализа и обсуждешя къ исто-" рш древности вообще. Ибо, если намъ позволено вполн'Ё ска- зать свою мысль, мы почти не сомн'Ьваемся, что высказанное выше мн^Ьше о томъ, что истор1я древняя должна быть ско- р^^ д'Ьломъ в'Ёры, нежели обсужден1я, есть, ни бол']^е ни ме- Н'Ье, какъ общее 8аключен]в, н'Ьсколько см'Ёло выведенное изъ частиаго вопроса о заслугахъ критики Нибура и Вольфа. Отъ прочности посылки зависитъ и прочность